THE MUSEUM of ODESSA MODERN ART  
 

Contacts MSIO Contacts   MSIO on FACEBOOK

 
 
Odessa Museum Of Modern Art

Playbill

Мы рождены, чтоб Кафку сделать былью. Вагрич Бахчанян

There are no translations available.12 апреля 2019 года в Музее современного искусства Одессы Харьковская муниципальная галерея представит ретроспективный проект Вагрича... more ...

В Одессе покажут работы художников с и без синдрома Дауна на темы, которые их волнуют больше всего

There are no translations available.Любовь, секс, смерть или политика? «Что важно» — для людей с/без синдрома Дауна? Арт-выставка про и... more ...
Home Articles Людмила Сауленко «СЕЙЧАС И НАВСЕГДА»
Людмила Сауленко «СЕЙЧАС И НАВСЕГДА»
There are no translations available.

Заметки о творчестве Серафима Чаркина
 
Невозможно сегодня представить себе музейную и художественную жизнь нашего города без этого человека. Его обычно называют не по имени-фамилии, как заведено, а просто «Серафим». Ему досталось имя, от которого веет давней Русью, старообрядческими скитами, колокольными звонами со златоглавых маковок церквей. Он умеет спасать чужие картины и создавать свои. И если в его работе реставратора главное осторожность, максимальное приближение к чужому: краскам, технологии, живописной манере – то в своей собственной живописи он полностью свободен. Воистину вольному – воля.
Что главное в творческой индивидуальности художника Серафима Чаркина? Может быть, именно эта внутренняя свобода, которая воплощается в раскованной живописной манере, построенной в первую очередь на свободном мазке. В основе картины у него, по сути, случайный взмах кисти. Он - как взмах дирижерской палочки, с которого начинается симфония. Вглядитесь в картины «Сон» или «Модель», эти изысканные аранжировки серого тона, переведите взгляд на полотно «Ню», где та же художественная задача   осуществлена игрой холодных тонов фона и теплых карнаций женского тела - и убедитесь, что цвет может создать в картине все.
         Звучание цвета, смысловая наполненность цвета, эмоциональный камертон, создаваемый цветом -  эти, на чей-то вкус «слишком искусствоведческие» формулировки всего лишь фиксируют отличительные особенности художественного мира Серафима. Он не рассказывает, а   показывает. В портрете, названном «Арлекин», фон составляет буквально полыхающий занавес, благодаря которому образ получает эмоциональную определенность. В еще большей степени относится это к женским персонажам художника. Женщина в его картинах -  воистину лирическая тема со многими вариациями, может быть, тема самая трепетная и целомудренная. Тело трактуется им как цельная гармоническая структура, обладающая особой светоносной наполненностью формы. Поэтому закономерен уход в самоценность красочного мазка, любование его незамутненной цветоносностью. Он виртуозно работает с палитрой, изобретательно составляя сложные цвета, которые естественно ложатся потом в звонкую мозаику вещи (картина «Август»). Но через такую разработку цвета приобретается и опыт некоей дематериализации изображения, когда оно словно бы истаивает в пространстве красочного слоя. 
        Натюрморт, эта «острая беседа живописца с натурой» (Петров-Водкин) не чужд Серафиму -  но как! Цветы у него как бы вырываются из красочной массы, концентрируя ее до состояния пронзительности. О.Мандельштам писал когда-то:
                           
Художник нам изобразил
Глубокий обморок сирени.
 
 Наш художник изображает, позволим себе сказать, «предобморочное состояние» цветов. Букет у него – взрыв цвета, мощный выброс материи. Это совсем особая тема, как и виртуозная случайность его пейзажных мотивов или оригинальность трактовки портретов.
Ему чужда повествовательность, а перечислительная интонация просто противопоказана. Если он и решает рассказать, «что и как происходило», то делает это как бы с извиняющейся улыбкой. Таковы обворожительно лукавое «Похищение Европы» и «Закохані», где действующих лиц трое, и все они равноправны, включая деловитого купидончика в тучке.
По природе своего дарования Чаркин не повествователь, а лирик. Лирика (от греческого «лиро» - пою) всегда есть чувство «здесь и сейчас». Она заявляет миру: «я чувствую», «я люблю», «я восхищаюсь» -  вот так: полной грудью, широко раскрытыми глазами, с сердцем, замирающим от любви и восхищения. Здесь, сейчас -  и навсегда.
 
                                               Людмила Сауленко, искусствовед
                                                                                   26 сентября 2008 года