Музей современного искусства Одессы  
 

Контакты Контакты   Музей Современного Искусства Одессы в социальной сети FACEBOOK

 
 
Odessa Museum Of Modern Art

Афиша

Зона турбулентности

Спустя полстолетия после «Футурошока» Элвина Тоффлера выдающиеся менеджеры по продажам обнаружили, что мы оказались в турбулентном потоке V.U.C.A. — нестабильности,... далее ...
Главная Статьи Людмила Сауленко «ОДИНОЧЕСТВО ИСТИННОСТИ»
Людмила Сауленко «ОДИНОЧЕСТВО ИСТИННОСТИ»
(К выставке «Творчество Дмитрия Тронова.)
        
ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ деятельности музея современного искусства – визуализация процесса художественной жизни. Жизни, в которой и художники, и зрители еще являются и субъектами, и объектами. Наше личное прошлое на наших же глазах становится историей. «Высший пилотаж» собирательской деятельности музея современного искусства и состоит в том, чтобы этот процесс превращения отражать непрерывно. В идеале коллекция музея современного искусства обязана поспевать за процессом осознания обществом актуальных фактов культурной жизни. Музей воплощает этот процесс в экспозиции: определенным образом размещая экспонаты, целенаправленно заполняя лакуны коллекции. Только музей, имеющий продуманную стратегию,  имеет будущее.  
 
Поэтому такой серьезной и профессиональной представляется мне собирательская и выставочная политика Музея современного искусства Одессы. Выставка живописи и графики Дмитрия Тронова, подготовленная его сотрудниками буквально в первый месяц после открытия музея, выглядит в этом контексте серьезной заявкой   собирательской политики. 
        
…Шестидесятые годы, эта воистину героическая эпоха одесского андеграунда, уже имеют свой целостный образ. Это образ сопротивления – сопротивления искусства, сопротивления искусством, стояния  плечом к плечу.
А следующая эпоха? -  «Никакие» семидесятые незаметно сменились восьмидесятыми, «перестроечными» годами. Вечная как мир бинарная оппозиция «они и мы», « ретрограды и новаторы», «искусство официальное и искусство честное» попросту исчезла. Произошла радикальная перестройка художественной ситуации. Из нее ушел фактор сплочения против общего врага. Вопрос «против кого дружим?» для нового поколения художников оказался неактуальным. Конкретного «врага», в образе   идеологического отдела горкома КПУ, правления Союза художников и т.п., у молодых не оказалось. Шестидесятническое сражение коллектива единомышленников сменилось в восьмидесятые годы само-стоянием отдельных художников.
 С вечной проблемой смысла творчества оказался лицом к лицу каждый участник ТОХ-а (Товарищества Одесских Художников). Это созданное в конце 1985 года творческое объединение провело несколько значительных акций: первые в городе выставки-продажи во дворике Художественного музея, в Пале-Рояле, большая выставка в Музее западного и восточного искусства. В кругу выставлявшихся тогда художников был и Дмитрий Тронов.
Но ТОХ просуществовал недолго. Почему? - Сегодня уже можно предложить ответ. 
         - Потеряв общего врага в привычном лице официоза, молодые художники оказались обречены на осознание: то, что ты делаешь в искусстве – твое, и только твое, личное дело. Цвет, форма, фактура – тоже дело глубоко личное. Ты ни перед кем не в ответе, кроме себя. Твой путь – только твой, никто не поможет тебе пройти его. Идти можешь лишь сам, а значит – идти в одиночестве. Предыдущее поколение открыло для себя ориентиры, нашло учителей; следующее поставило под сомнение само право на ученичество. Груз личной ответственности художника оказался огромен, почти непереносим. Только сам, своими глазами, нервами, кровью.          Именно таким художником обостренного «вчувствования» в мир предстает Дмитрий Тронов.
Надо обладать трагической отвагой, чтобы работать так, словно до тебя ничего не было, чтобы писать не мрак и темноту, а Тьму, выплеснувшуюся на плоскость картины. Мир возник из мрака. Не потому ли бездонный мрак его полотен разрывается вспышками хтонического огня, изрыгающего магму из недр земли? Не потому ли нефигуративная живопись Д. Тронова, в сущности, имеет тему, и тема эта – пульсирующая материя? Абстрактное искусство в свое время шло от натуроподобия к предельному обобщению и в конечном итоге к чистой форме. Тронов проделывает обратный путь: идя от чистой абстракции к натуре, он останавливается на уровне идентифицируемого визуального знака, создавая формулу изображения («Пейзажи с деревом» ). Закономерно, что среди работ Дмитрия    так часто возникают пластические мотивы, напоминающие отпечатки живых существ доисторических эпох и первые «граффити» палеолита. Таков вызывающе смелый и печально-ироничный «Парный портрет». Здесь обыграны и мотивы пещерных рисунков, и графика Пикассо, этот неистощимый бренд ХХ века. Портрет абсолютно раскован и парадоксально убедителен, как убедительны троновские «Импровизации» с их выстраданной продуманностью цветовых отношений и тщательной выработанностью фактуры.
Цвет – особый аспект языка художника. Посмотрите, как в светоносном пространстве этой «живописной графики» скрывается, уходит в глубину виртуозно разработанный цвет («Ксендз»).
Тронов соединяет вызывающий антитрадиционализм с благоговейным целомудрием искренней веры в «Троице». А в «Женском портрете на фоне распятия» он стремится через голову Гогена дотянуться до первоосновы прославленных экзерсисов неуемного француза - до стихийной мощи искусства примитива.
С годами он все определеннее подходит к архетипическим схемам, к образам-символам, резонирующим с бесконечной смысловой наполненностью бытия. В «Проявлении» свет материализует очертания символов, рождающихся в его же толще и несущих такой смысл. Например, превосходный графический цикл «Рыбы». Рыба – символ зарождения жизни на планете, символ Всемирного потопа, она же символ Христа. Таковы и абрисы Боматери с Младенцем, где изображение стремится возникнуть только из света, миновав материю линии и цвета.
…В чем-то Дмитрий Тронов перекликается с другими «восьмидесятниками», но переклички эти всегда частичны. Пожалуй, ощутимо у него духовное родство с Ваганом Аноняном – но, заметим, этот художник формально к одесситам не относится, в наш город он попал в девяностые годы уже сложившимся живописцем. Наверное, тут мы сталкиваемся с типологическими схождениями, проанализировать которые предстоит будущим исследователям.
Сегодня же можно смело утверждать: выставка Дмитрия Тронова в Музее современного искусства Одессы намечает серьезные перспективы. Это и перспектива дальнейшего расширения зрительского интереса к судьбам нового искусства в нашем городе, и направления его изучения, и нацеленность самого молодого музея Одессы на серьезную профессиональную работу.
 
 
Людмила Сауленко, заместитель директора по научной работе Одесского музея западного и восточного искусства, искусствовед, кандидат филологических наук
            29 мая 2008 года