Музей современного искусства Одессы  
 

Контакты Контакты   Музей Современного Искусства Одессы в социальной сети FACEBOOK

 
 
Odessa Museum Of Modern Art

Афиша

Реальная виртуальность

С 3 по 26 ноября 2017 года в МСИО будет представлена выставка произведений Олега Куцкого «Реальная виртуальность». Количество наград от различных... далее ...
Главная Статьи Юлия Жаркова. «Литургия Кристалла»
Юлия Жаркова. «Литургия Кристалла»

«Человек без страданий 
подобен пустой конфетной обертке»
А. П. Чехов.

Начнем рассказ о Маргарите Жарковой-Шешацкой с того, что она вдохновила своего бывшего мужа, Александра Ануфриева, на написание сотни ее портретов.

Или, может, расскажем увлекательные истории о красоте Маргариты, когда люди собирались возле окон библиотеки, в которой она работала в свои 18 лет, и тайно любовались ею.

Можно поведать и обо всех, кто влюблялся в нее, запечатлевая ее образ в поэмах, в музыкальных произведениях и на полотнах. Среди них – джазовые музыканты, писатели, поэты и художники не только Одессы, но и Москвы и разных стран мира. Иосиф Бродский был другом и почитателем Маргариты Жарковой.

Стойкость. Несмотря на трагические и порой совершенно невыносимые жизненные условия. В конце жизни – неизлечимая и, скажу – тоже, уникальная (1 случай на миллион), болезнь - Sclerosis lateralis Amiotrophica. И все же Маргарита придерживалась главного принципа: «бороться за жизнь до конца».

Нельзя забыть и то, что в течении 21 года она обучала рисунку и живописи на архитектурном факультете. Спросите любого из бывших студентов Маргариты Георгиевны – я уверена, каждому подарено было настоящее знание, внимание и человеческое тепло.
Графический факультет педагогического института плюс влияние отца- портретиста, и деда, Тимофея Шешацкого – иконописца и монуменалиста. – плюс мастерская Василия Гусарова в Петербурге и повышение квалификации в архитектурном институте Москвы – это и многое другое заставляет, как говаривал Валентин Хрущ – снять шляпу перед мастерством художницы.
А в 90-е совместно с Феликсом Давыдовичем Кохрихтом и фирмой «ТИРС» Маргарита Георгиевна основала музей современного искуства, первый в СНГ. Таланты Маргариты Жарковой словно бы перетекали из одной области в другую. Будучи не в силах воплощать свои идеи в гобеленах и в графических работах из-за болезни, в конце жизни она написала много статей об искусстве.
Надо сказать, при жизни у нее не было ни единой персональной выставки. Виной тому – скромность.
Маргарита считала себя графиком. Ее акварели пронизаны ласковым южным солнцем, переливаются всеми цветами радуги подобно алмазу. Ее часто спрашивали, почему акварели и гобелены созданы в таких нежных пастельных тонах, сюжеты всегда радостные, радужных оттенков, и столь далеки от ее тяжелой реальной жизни?
«Если творчество – это отдавание самого лучшего людям, служение Красоте, то как можно «выдавать» в мир печаль, тяжесть, депрессии?» - так говорила Маргарита. Одно из любимейших слов было «кристалл». Переход из количества в качество. Таинство преобразования материи в природе и в творчестве.

Она постоянно, удивительно легко, как бы мановением руки, преображала серые асфальтовые будни в феерические празники!
Началось все в 60-е, совместно с Александром Ануфриевым, на Осипова и на Щепкина, с квартирных, иногда однодневных выставок. Позже, на Солнечной, продолжилось: перформенсы и хеппенинги, показы альтернативной моды, квартирные выставки тех, кто вне общепринятого формата, кто «NON». У Маргариты Жарковой немало работ было посвящено известным музыкантам, основателям квартета современной камерной музыки «Гармонии мира» – Наталии Литвиновой и Сергею Шольцу.
Сергей Ануфриев, Леонид Войцехов, Юрий Лейдерман, Андрей Маринюк, Лёша Музыченко, Дима Нужин, «Перцы» и Володя Федоров («Федот»), зажигали особое творческое огниво, в котором старые обои разрисовывались как древние китайские свитки, из байковой ткани с утятами шились безумные брюки-клёш, а одежда пасечника превращалась в арт-объект. Ядовито-зеленые сетки против комаров использовались для концептуальных аппликаций, всякий выброшенный мусор, газеты и комсомольские «грамоты» преобразовывались в артефакты, причем с истинно одесским юмором.

Помню, как-то Сергей Ануфриев и Андрей Маринюк устроили весенний новый год. Рано встали и сорвали ветви цветущих слив, абрикосов, груш и вишен. Они расставили их во все вазы на полу, расстелили циновку и заварили зеленый чай, разложили сладости. На стенах красовались иероглифы и туманные пейзажи, в духе древнего Востока, соответственные туманной погоде. Написаны были а-ля-прима, Андреем и Сергеем, за одну ночь, или, лучше сказать – за один сон! Сергей поприветствовал хозяйку дома бормотанием некоих афоризмов на старо-японском, и началось чаепитие. Перформенс так и назывался «Весенний новый год».

Вот оно - умение находить радость в привычном.

Прогулки к морю. Туман, ранняя весна. Щедрая летняя зелень, шапка листвы над изысканными домами на Французском бульваре. Расслабленное теплое море и выгоревший добела песок. Осень, карминные листья дикого винограда. Маяк и капли дождя на перилах балкона. Зима, замершее как бы в недосказанности море, с изваянными изо льда волнами, замерзшая пена на песке в лучах розового закатного солнца. И снова весна – проснувшееся море шелестом приветствует сквозь нежные ветви деревьев, просвечивает солнце сквозь небесные покровы… Где Вы сейчас, Жемчужина-Маргарита? Там, за облаками…

Юлия Жаркова